Candy, Maestro, катастрофа, Черное море, танкеры, Сирия, санкции, Россия, РФ, Украина, аналитика, скептик, sceptic, sceptic.online

Танкеры Candy и Maestro, которые загорелись у берегов Крыма

В водах Черного моря у крымского побережья продолжается операция по тушению пожара на газовых танкерах Candy и Maestro. Оба загорелись в нейтральных водах к югу от Керченского пролива еще 21 января. Тогда удалось спасти лишь 12 моряков из 31 члена экипажа обоих судов — граждан Индии и Турции. Еще десять тел вытащили из моря во время поисковой операции. Судьба шести моряков остается неизвестной, однако шансов на их спасение после нескольких суток в море нет.


Море позора


Пожар на Candy и Maestro — уже вторая крупная катастрофа в Черном море с начала года. В отличие от прошлого раза, когда у берегов Турции затонул сухогруз Volgo-Balt 214, построенный еще в 1970-тых годах, возраст судов в этот раз не так велик. По данным открытого морского реестра Equasis, Maestro и Candy были построены в 1990-м и 1992 годах соответственно, при этом срок эксплуатации газовых танкеров обычно составляет 40 лет.

Впрочем, тот же реестр указывает, что инспекции, которые оба корабля в последний раз проходили в российском порту Темрюк, выявили многочисленные нарушения. Так, на Maestro в октябре 2018 года фиксировали повреждения рулевого механизма и коррозию палубы, а на Candy двумя месяцами ранее — неисправность противопожарной системы и системы оповещения о чрезвычайных ситуациях.

Из-за повсеместных нарушений безопасности судоходства Международный союз транспортных работников (ITF) уже не первый год называет Черное море «морем позора». Инспектор ITF в российском порту Новороссийск Ольга Ананьина рассказала Sceptic, что не смогла найти ни документов относительно технического состояния судов во время их последнего захода в Темрюк, ни подтверждения страхования экипажа и груза.

«Единственное, что утешает — в этом пожаре удалось спасти хотя бы 12 моряков. Сейчас они в Керчи в относительно нормальном состоянии», — рассказывает она.


Полиимённость


Поиск конечных владельцев сгоревших танкеров — непростая задача. Оба они неоднократно меняли названия. Так, Candy еще во время последней проверки в августе 2018 года имел название Venice, а до того — Green Energy, а Maestro за последние четыре года менял название девять раз. Оба танкеры ходили под «удобными» флагами Танзании, а к 2017 году — Монголии, страны, которая вообще не имеет выхода к морю. Система «удобных» флагов обычно обеспечивает судовладельцам низкие регистрационные и портовые сборы и такие же требования к квалификации экипажа.

Candy, Maestro, катастрофа, Черное море, танкеры, Сирия, санкции, Россия, РФ, Украина, аналитика, скептик, sceptic, sceptic.online

Порт Темрюк
Фото: ТАСС

Официальными владельцами Candy и Maestro указанны компании Milano Shipping и Maestro Shipping из Ангильи — заморской территории Великобритании в Атлантическом океане, известной оффшорной зоны. Однако за оффшорной регистрацией кроется турецкая компания Milenyum Denizcilik Gemi — она указана как конечный владелец танкеров в санкционном списке министерства финансов США, куда судна попали в прошлом году за поставки сжиженного газа правительству сирийского президента Башара Асада.

Sceptic пыталась получить комментарии у руководства Milenyum Denizcilik Gemi, офис которой расположен в Стамбуле. Однако телефоны компании не отвечали, а ее веб-сайт заблокирован.

Оба танкера упоминаются и в украинском «черном списке» судов, которые заходили в крымские порты, закрытые украинской властью после аннексии полуострова РФ. Как отмечает Андрей Клименко, руководитель мониторинговой группы «Майдан иностранных дел», которая отслеживает судоходство в азово-черноморском регионе, Candy и Maestro неоднократно загружались в газовом терминале керченского порта, построенном еще до аннексии для поставки казахстанского сжиженного газа.


Черноморская Тортуга


Обстоятельства катастрофы дают основания считать, что и на этот раз газовые танкеры были задействованы в незаконной перевозке топлива, отмечает российский морской эксперт, редактор сайта fleetmon.com Михаил Войтенко. Первым свидетельством этого является тот факт, что оба судна перед пожаром двигались с выключенными системами идентификации (AIS).

Андрей Клименко в разговоре со Sceptic’ом обратил наше внимание и на место, где произошел пожар.

«Этот участок в нейтральных водах к югу от Керченского пролива известен как «Тортуга» —  популярное место перевалки груза с борта на борт. Обычно этот способ используют, чтобы не заходить в крымские порты или чтобы обойти другие санкции», — рассказывает он.

Спикер украинского фонда помощи морякам «Ассоль» Андрей Шевченко также подтверждает, что указанный участок моряки в частных беседах вспоминают как место незаконной перевалки. Именно в этом месте во время перегрузки зерна в 2017 году затонул турецкий сухогруз Geroi Arsenala.

По данным российских спасателей, пожар на Candy и Maestro началась, когда они стояли бортом к борту. Это дает основания считать, что имели место перегрузки газа из одного танкера на другой — крайне опасная и, очевидно, незаконная операция, отмечает Михаил Войтенко. По данным навигационных систем, за день до пожара Candy отправился из российского порта Темрюк в ливанский порт Захрани. В российском порту судно взяло на борт 5,8 тысячи тонн сжиженного газа при проектной грузоподъемности в пять тысяч тонн.

Candy, Maestro, катастрофа, Черное море, танкеры, Сирия, санкции, Россия, РФ, Украина, аналитика, скептик, sceptic, sceptic.online

Порт в Керчи
Фото: КерчьИнфо

В украинском министерстве временно оккупированных территорий предположили, что Candy и Maestro могли перевозить газ, незаконно добытый на украинском шельфе мощностями «Черноморнефтегаза» — госпредприятия, «национализированного» российской властью Крыма.

Впрочем, Андрей Клименко считает это невозможным, ведь танкеры предназначены для перевозки сжиженного углеводородного газа (LPG), который поставляется в терминалы Керчи и Темрюка из Казахстана.

«Мне не до конца понятны причины этой опасной перевалки в открытом море: на обоих танкерах и их судовладельце негде клейма поставить из-за санкций. И если одно судно зашло в порт и приняло груз, то почему это не смогло сделать другое?» — рассуждает он.

Директор газового терминала в Темрюке Анатолий Мизало заявил российскому агентству «ТАСС», что ему не было известно о планах танкеров. Всю ответственность за перегруз газа с борта на борт он возлагает на капитанов судов. По информации российских СМИ, оба они выжили, но пока что не давали комментариев.

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и facebook в Facebook