РФ преследует военные авантюры на востоке Украины и Сирии, и хотя эти конфликты ограничены по масштабу, возникает вопрос, действительно ли агрессор может их себе позволить. Старший научный сотрудник Атлантического совета в Вашингтоне и автор предстоящей книги «Российский коррумпированный капитализм» Андерс Ослунд решил ответить на этот вопрос. 

скептик, sceptic, sceptic.online, новости, новини, Украина, Україна, політика, политика, влада, власть, Путин, войны, РФ, Россия, АТО, ООС, конфликт, Путин

Будучи 11-й экономикой мира, Россия может справиться с проблемами в краткосрочной, но не долгосрочной перспективе. С 2008 по 2016 год РФ увеличила свои военные расходы с 3,3% ВВП, что примерно соответствует нынешнему уровню США, до 5,3%, согласно авторитетному Стокгольмскому международному институту исследований проблем мира.

Согласно собственной бюджетной статистике российского правительства, которая остается на удивление открытой, ее гражданские расходы в оккупированном Крыму составляют около 2 миллиардов долларов в год. И хотя нет никаких публичных данных о присутствии России на востоке Украины, можно с уверенностью предположить, что затраты там примерно одинаковы, и в этом случае оккупанты тратят от 4 миллиардов долларов в год, что соответствует 0,3% ВВП, только на эти две операции.

Санкции и отсутствие инвестиций

Тем не менее, помимо военных расходов, Россия также несет расходы, связанные с потерянной торговлей и инвестициями, а также эскалация санкций, которых более чем достаточно, чтобы привести страну к стагнации до тех пор, пока продолжаются ее войны. В июле 2014 года Соединенные Штаты и Европейский союз ввели санкции в отношении секторов финансов, нефти и газа в России и сектора оборонных технологий в ответ на военную агрессию в Донбассском регионе Украины. До сих пор эти меры остаются эффективными. В мировых финансах доллар занимает лидирующее положение, и, поскольку, каждый цент проходит через банки США, долларовые операции в конечном итоге подпадают под юрисдикцию Министерства финансов США. Благодаря финансовым санкциям США могут полностью лишить счет РФ иностранных инвестиций.

В августе 2015 года Международный валютный фонд (МВФ) оценил, что западные санкции немедленно уменьшат реальный (инфляционный) ВВП России на 1-1,5 процента. Однако в среднесрочной перспективе МВФ пришел к выводу о том, что санкции «могут привести к кумулятивным потерям до 9 процентов, поскольку снижение накопления капитала и технологические трансферты снижают рост производительности».

Долги и валютный резерв

После того, как они были отрезаны от доллара, у российских корпораций не было выбора, кроме как погасить задолженность по мере наступления срока. В результате общий внешний долг России сократился с 732 миллиардов долларов в июне 2014 года до 519 миллиардов в декабре 2015 года, и с тех пор он оставался на одинаковом уровне.

Аналогичным образом, международные валютные резервы России сократились с 510 миллиардов долларов в конце 2013 года до минимума в 356 миллиардов в марте 2015 года. С тех пор они восстановились до 458 миллиарда из-за постоянного и значительного профицита текущего счета в России. Но с 2015 по 2017 год прямые иностранные инвестиции в Россию составляли менее 2% ВВП в год, в среднем почти в два раза меньше, чем в предыдущие годы, что отражало не только падение инвестиций, но и сокращение импорта технологий.

Благодаря всему этому России удалось сохранить макроэкономическую стабильность и внешние балансы, но она понесла значительное снижение производства и уровня жизни. В течение четырех лет с 2014 по 2017 год реальные располагаемые доходы снизились на 17 процентов, а инвестиции упали на 12 процентов, хотя в этот период ВВП снизился всего на 0,5 процента.

Потеря крупного рынка и возмещение убытков

Между тем Россия и Украина налагают друг на друга обостряющие торговые санкции. В результате их взаимная торговля упала на 80 процентов в период между 2012 и 2016 годами. Торговая война навредила Украине; но и Россия потеряла значительный экспортный рынок и крупный источник импортной военной техники. Будучи самым важным энергетическим клиентом России, Украина перестала импортировать российский газ с ноября 2015 года.

Изъятия активов в Крыму и Донбассе также были дорогостоящими. Например, в соответствии с украинско-российским двусторонним инвестиционным договором 1998 года украинские компании подали по меньшей мере восемь судебных исков против Российской Федерации в Постоянном арбитражном суде в Гааге. Украинский государственный энергетический гигант «Нафтогаз» и его дочерние компании требуют возмещения убытков в размере 7 миллиардов долларов, в то время как Ощадбанк, Приватбанк и «Укрнафта» ищут компенсацию в размере 1 миллиарда долларов США каждый. Один из процессов уже решен в пользу украинской стороны, а остальные, вероятно, получат аналогичный результат. По этой причине незаконные конфискации России, вероятно, будут стоить не менее 10 миллиардов долларов.

«Нафтогаз» также успешно выступил против российского энергетического гиганта «Газпром». В феврале Стокгольмский арбитражный суд постановил, что «Газпром» должен компенсировать «Нафтогазу» 2,56 миллиарда долларов убытков за нарушение предыдущего соглашения между двумя компаниями. Неприятие Газпромом коммерческого арбитражного решения может оказаться дорогостоящим.

Что будет дальше

Без разрешения конфликта в Украине, санкции, вероятно, останутся на месте в долгосрочной перспективе. Санкции, как правило, могут дополняться, потому что конфликты, которые их подстегивают, обычно размножаются и развиваются. Например, в апреле США ввели дополнительные санкции в ответ на вмешательство России в президентские выборы в 2016 году.

Эти новые меры сильно ударили по российскому рублю и фондовому рынку. И вот, Конгресс США ведет новое наступление, следуя за подозрительным саммитом Путина и Трампа в Хельсинки этим летом. Уже приняв Закон о противодействии американским правонарушителям посредством санкций, двухпартийная коалиция конгресса вскоре одобрит еще более суровые санкции, которые, скорее всего, нанесут удары по российскому суверенному долгу и государственным финансовым учреждениям.

Несмотря на то, что ежегодные темпы роста в России застряли на уровне 1,5%, ежегодные гражданские, юридические и другие связанные с этим расходы на военную агрессию составляют, по крайней мере, 3-4% от ВВП или 45-60 миллиарда долларов США. Сейчас Кремль может управлять ситуацией, но рано или поздно эти расходы будут иметь серьезные политические последствия.

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и facebook в Facebook