Нынешние Invictus Games (Игры непокоренных) пройдут 20-27 октября в австралийском Сиднее и соберут ветеранов 18 стран, в том числе 15 участников из Украины.

Александр Зозуляк, 41 год

В конце января 2015 года враг трижды атаковал наши позиции. Две атаки мы отбили, а во время третьей в нашу сторону двинулись пять танков и БМП. Я не мог бежать — расстреляли бы. И выбраться из окопа не мог: меня добили бы те, кто шел следом за танком. Единственный вариант — прыгнуть под вражескую машину.

Но враги увидели, что я спрятался внизу, развернули танк и прошли правой гусеницей по окопу — гусеницы проехали по моей левой руке и ноге. Танк остановился, а затем задним ходом вновь проехал по мне. И застрял, стоя прямо на моем теле, — наклонился на один бок, двигатель заглох.

Я до сих пор не могу никому внятно пояснить, как я выжил. Диагноз у меня был неутешительный: переломы ребер, таза, левой ноги, рваные раны по всему телу, левую руку буквально перемололо гусеницей (ее пришлось ампутировать).

Долго был в депрессии, да еще и большие дозы обезболивающих давали о себе знать. Сказать, что было тяжело, значит ничего не сказать: было адски трудно.

Однажды меня послали на курс реабилитации в Словакию, но там особой то реабилитации и не было, даже не имелось специальных врачей. Зато в пешей доступности находилось прекрасное озеро. Я плавал в нем и в один момент понял: мой выход — это спорт. Результаты у меня с каждым разом лучше. Например, в прошлом году я проехал на велосипеде 7 км за 12,35 минуты, а в этом ту же дистанцию — за 10,35.

Перенастроил протез и теперь стреляю из лука, хотя мне первоначально предлагали тянуть тетиву зубами.

Майя Москвич, 28 лет

В августе 2014 го пошла добровольцем в АТО в составе батальона Нацгвардии имени генерала Сергея Кульчицкого.

Впоследствии служила в разведбате Гарпун. Однажды возвращались на базу. У поселка Ленинское наше отделение накрыли минометами. Мы бежим, мина взрывается неподалеку, падаем на землю. Снова встаем и бежим. Было эпично и прикольно.

Далее пришлось уволиться из армии по состоянию здоровья. У меня болело все — спина, внутренние органы. Много раз лежала в больнице. Случались минуты отчаяния и грусти, когда казалось, что все плохо и ничего не изменится.

Но в марте этого года один из участников прошлогодних Игр, Дмитрий Сидорук, предложил мне поучаствовать в соревнованиях.

Я выбрала стрельбу из лука, ничего тяжелее не потянула бы. Поначалу стреляла из рук вон плохо. И только через пару месяцев занятий вдруг что то поменялось во мне.

Меня прорвало, я начала стрелять метко и ощутила этот момент как победу над собой. Это был большой эмоциональный прорыв.

Александр Чалапчий, 32 года

С первого дня на фронте у меня было предчувствие: получу ранение. Больше всего боялся минометных атак. 28 сентября 2014 года, рассвет. Моя смена уже закончилась, я должен был идти отсыпаться. Но побежал с товарищем навстречу колонне гражданских, идущих из серой зоны. Тут начался обстрел. И мины, от которых я бегал все лето, прилетели ко мне.

Сначала услышал слабый свист, потом хлопок. В голове вспышка, в ушах шум, перед глазами дым. Я упал. Попробовал подняться, и тут же рухнул на землю. Попытался встать на колени. Не получается! И не могу понять почему. Чувствую, ноги вообще онемели. Глянул вниз, а они… сплелись косичкой. Потерял сознание.

Когда проснулся, правой ноги выше колена и левой ступни уже не было. Хирург объяснил: “Ноги не беда. Счастье, что ты вообще выжил”. На момент операции в моем организме оставалось не более 2,5 л крови.

В Центральном военном клиническом госпитале врачи обнаружили, что на левой ноге развилось тяжелое заражение. Ампутировав второе колено, киевские хирурги смогли сохранить большую часть бедра.

После операции я решил бросить вызов судьбе, вернуться к полноценной жизни. Волонтеры организовали сбор средств на протезы. На деньги, которые государство мне выплатило в качестве компенсации за тяжелое ранение, я открыл предприятие по производству экотоплива, затем цех по электросварке.

Решил не останавливаться: нужно показать хлопцам, у которых еще большие ранения, чтобы не зацикливались на своей депрессии. Поэтому буду выступать на Играх на велосипеде и в гребле. Велосипед у меня особый, крутить педали нужно руками. На тренировках проезжаю по 50-70 км, тренируюсь два раза в день.

Александр Белобоков, 32 года

Я единственный представитель Мариуполя, востока Украины, на этих Играх. В 19 лет увлекся пауэрлифтингом — выполнил норматив мастера спорта международного класса по жиму лежа. В 2012 м стал призером Европы по этой дисциплине.

Что такое “русский мир”, Мариуполь по настоящему узнал в 2015 м. А я решил встать на защиту родины.

Однажды я получил серьезное ранение в руку — фактически ее оторвало, повредило предплечье.

Меня повезли в больницу, но дорога заняла слишком много времени, и я умирал от потери крови. Врач, когда осмотрел, сказал, что меня спасли две вещи: то, что я крупный, рослый, весом 140 кг, и то, что сердце, натренированное спортом, выдержало нагрузку. А уже на операционном столе со мной случилось чудо: врач пришил мне руку, хотя ни разу до этого подобного не делал.

Как то я познакомился с людьми, которые увлекались паралимпийскими видами спорта. Жать штангу я не мог, поэтому мне предложили толкать ядро и заняться греблей.

В толкании важны три фактора — сила, скорость и техника. Сила у меня была, осталось подтянуть технику. Вот подтянул и получил звание мастера спорта Украины по легкой атлетике, медали чемпионатов страны.

С греблей вышла подобная ситуация. Левая рука у меня плохо двигается, поэтому рукоятки весел мне приматывали скотчем к рукам, чтобы они не выпадали. И я с первой же попытки установил рекорд в своей классификации — ранее это было 344 метров, а я прогреб 391 метр.

Андрей Усач, 37 лет

Самыми тяжелыми, просто сумасшедшими днями оказались те, когда мы были в Луганском аэропорту, защищали его. До сих пор как вспомню, так дрожь по коже.

17 июля мы находились на позициях.

Тут по рации: “Ребята, ускоряйтесь, сейчас начнется».

Несколько секунд спустя земля заходила ходуном: всюду взрывы, дым, гарь. Я не успел спрятаться, когда неподалеку разорвалась мина.

Помню взрывную волну. Помню, как упал. Пытался подняться, но не смог. Смотрю на ногу, а ее практически нет. На руке ушибы, раны. И лицо невероятно сильно жжет. Почувствовал, что во рту зубы смешались с кусочками металла. Потерял сознание.

Пришел в себя уже в бункере. Рядом раненые побратимы. И ощутил невероятную боль, такую сильную, что было трудно заставлять себя жить.

Эвакуировать нас, пять десятков раненых, в госпиталь тогда не смогли: аэропорт непрерывно обстреливали. Через несколько дней из-за осложнений мне прямо там ампутировали ногу.

Отойдя от анестезии, я спросил врача: «Как вы это сделали? Ведь никакого инструмента не было!» Он ответил: «Зубами, казак. Главное, будешь жить!»

Кроме ампутации левой ноги, мне сделали несколько сложных операций на руке и реконструировали часть челюсти.

Теперь я стреляю из лука, занимаюсь греблей — по много часов в день, стиснув зубы. Человек всегда ищет цель, и моя цель проста — я выжил, чтобы стать полезным другим. Хочу показать, что и с такими ранениями не следует опускать руки, а наоборот, открывать для себя новые горизонты.

Напомним, ранее Sceptic опубликовал фото и видео приветствия украинской сборной в Сиднее, куда для участия в Invictus Games-2018 прибыли 20 октября наши спортсмены.

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и facebook в Facebook