Для Дональда Трампа эта неделя выдалась бурной. Белый дом с трудом справлялся с последствиями политического скандала после его встречи с президентом России Владимиром Путиным.

Но будет ли ущерб, который нанесло выступление Трампа его президентству, ощущаться продолжительное время? В этом вопросе разбиралась Русская служба BBC.

Трамп, Путин, встреча, США, РФ, новости, мир, скептик, sceptic, sceptic.online

Дональд Трамп и Владимир Путин во время встречи в Хельсинки, 16 июля 2018 года
Фото: dpa

Дональд Трамп не первый раз говорит и делает нечто спорное. Эксперты и политики по всему политическому спектру на все лады выражают осуждение или неодобрение.

Белый дом предпринимает попытки рассеять опасения и предлагает варианты объяснения. Трамп снова поднимается на ноги и атакует «средства фейковой информации» и истеблишмент, который хочет разрушить его президентство.

А потом выходят результаты опросов, которые показывают, что ничего не изменилось.

Эта схема сработала в дни после того, как Трамп ввел первый запрет на въезд в США граждан шести стран, который вызвал хаос в аэропортах США. И после того, как он уволил директора ФБР Джеймса Коми. И после того, как он выразил симпатию к белым националистам, которые устраивали стычки с протестующими на митинге в Шарлоттсвилле.

Это было регулярной практикой в ходе его избирательной кампании, будь то выход аудиозаписи, на которой он с гордостью рассказывает о сексуальных приставаниях к женщинам, в эфире программы «Доступ в Голливуд», перепалки с участницей конкурса красоты латиноамериканского происхождения и мусульманами — родителями убитого американского солдата либо сомнения в патриотизме побывавшего в военном плену сенатора Джона Маккейна.

Гневные выкрики после пресс-конференции Трампа в Хельсинки, в ходе которой он сказал, что в напряженности между США и Россией виноваты обе страны, и усомнился в заявлениях собственной администрации о вмешательстве России в американские выборы, звучали достаточно знакомо.

Набросились демократы и либеральные эксперты. Без промедления осудили антитрамписты на правом фланге. Вышли на охоту республиканцы в госаппарате, находящиеся в сложных отношениях с Трампом.

«Плотина прорвана. Нам осталось лишь придумать, как теперь с этим жить», — сказал сенатор от Теннесси Боб Коркер.

Боб Крокер

Другие политики вроде спикера Палаты представителей Пола Райана и лидера сенатского большинства Митча Макконнела выразили неодобрение в своих заявлениях, без упоминания имени президента.

Даже верные сторонники Трампа в большинстве своем хранили молчание — или были раздосадованы. Бывший спикер Палаты представителей Ньют Гингрич, к примеру, сказал, что заявления в Хельсинки стали «самой серьезной ошибкой его [Трампа] президентства и должны быть скорректированы немедленно».

Именно это Трамп сделал во вторник, 17 июля. Он зачитал по бумажке заявление, в котором он «прояснил», что в Хельсинки он оговорился, и раздал несколько телеинтервью, в которых он повторял, что верит выводам своей разведки о том, что Россия пыталась — и продолжает пытаться — подорвать американскую демократию.

Параллельно с тем, как Белый дом наводил порядок, Трамп продолжал настаивать, что хельскинкский саммит был «великим успехом», который очевиден людям с «высоким уровнем интеллекта» и в котором сомневаются лишь американские СМИ, которые он в очередной раз назвал «врагами народа».

Было время, когда подобные нападки на свободную прессу попадали в заголовки, сейчас же (по крайней мере после того, как президент в четвертый раз произнес эту фразу) они едва ли кого-то удивят.

Впрочем, есть основания верить, что на этот раз все будет иначе. Что Трамп все же зашел слишком далеко, чтобы американский избиратель мог это проглотить.

«Если всегда предсказывать, что это не та соломинка, от которой верблюд сломает себе спину, вы почти всегда будете правы, но также вы всегда будете пропускать момент, когда верблюд сломает спину от очередной соломинки», — написал в «Твиттере» политический аналитик Нейт Сильвер.

С другой стороны, обычно спину верблюду ломает что-то потяжелее соломинки. Кроме того, большинство верблюдов умирает от иных причин, нежели перелом спины, либо долго живут после того, как их перестают использовать для перевозки соломы.

К середине недели республиканцы в конгрессе друг за другом начали менять свое мнение. Дыры в плотине Коркера, видимо, были вновь заделаны: сенатор из Теннесси сказал, что попытки Трампа устранить последствия были «шагом навстречу», и он рад, что они были предприняты.

А потом пошли результаты постхельсинкских опросов. И хотя обществу в целом не понравилось выступление президента, его республиканская база поддержки твердо стояла на своем — как и раньше, что в плохие времена, что в хорошие. Особенно в плохие.

В опросе HuffPost/YouGov 83% голосовавших за Трампа одобрили то, как Трамп провел саммит, в сравнении с 40% ото всех опрошенных. Опрос Си-би-эс выявил, что хотя только 32% американцев высказали одобрение, среди республиканцев эта доля подскочила до 68%.

Между тем 61% опрошенных выразили обеспокоенность возможным вмешательством России в выборы в конгресс 2018 года, среди республикацев, однако, таковых оказалось 38%.

Фактически, как заметил Маккей Коппинс из журнала Atlantic, некоторые участники коалиции Трампа «Сделаем Америку снова великой» (MAGA) спокойно реагируют на вероятное вмешательство России в 2016 году, поскольку оно было на руку их кандидату.

«Просматривая «Твиттер» по хэштегу #MAGA, легко увидеть, как проявляются контуры аргументов в пользу российского вмешательства. Америка вмешивается в выборы в других странах, так что, возможно, это не так уж и плохо; выставление напоказ писем из взломанной электронной почты демократов было победой принципа открытости; держать Клинтон подальше от власти было настолько необходимой и важной задачей, что она оправдывала иностранное вмешательство», — пишет Коппинс.

По мере завершения недели «Трамп в России» президент вновь огорошил мир политики, объявив, что он уже пригласил президента Путина приехать с визитом в США этой осенью. Это решение, учитывая, что писали по поводу их встречи газеты всю неделю, выглядит довольно рискованным, и в то же время — в этом весь Трамп.

Оно вновь — как и то неожиданное объявление о саммите с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном, прозвучавшее в начале года, — застало всех врасплох, даже членов его собственной администрации. Однако благодаря этому Трампу удалось сменить «пластинку» и заставить всех гадать о том, что же будет дальше, а не пережевывать в сотый раз его понедельничный саммит с Путиным.

И разве есть у него лучший способ показать, что встреча в Хельсинки — это, как он сказал в твите, «огромный успех», чем начать планировать ее продолжение?

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и facebook в Facebook