Невероятный успех системы самоуправления среди заключённых в стране, где большинство тюрем подобно бомбам с часовым механизмом.

скептик, sceptic, sceptic.online, новости, новини, Украина, Україна, політика, политика, влада, власть, Бразилия, тюрьма, Арас, реабилитация, преступление, наказание, преступление и наказание\Ренато Да Силва-младший мечтает стать адвокатом. Есть только одно препятствие: 20-летний тюремный срок за убийство. В данный момент ему ещё остаётся 15 лет заключения.

«Мои мечты больше моих ошибок. Я делаю всё, чтобы покинуть это место, как только смогу», — говорит Да Силва, стройный молодой человек с широкой улыбкой.

28-летний Да Силва, заключенный в мужской тюрьме в Итауне, штат Минас-Жерайсе, что на юго-востоке Бразилии, отбывает свой срок и уже сократил его на два года за счёт работы и учёбы в Ассоциации защиты и помощи заключённым (Apac — англ.). Здесь заключённые ходят в собственной одежде, сами готовят себе еду и даже сами отвечают за безопасность. В тюрьме нет ни охранников, ни оружия, а заключённые, в прямом смысле слова, имеют ключи от тюремных камер.

Мужские и женские тюрьмы «Apac» в Итауне ломают все стереотипы относительно тюремной системы Бразилии, где места заключения, обычно, переполнены, а условия содержания людей там едва ли можно назвать человеческими: убогие помещения, в которых борются за власть банды, и нередкие беспорядки, в результате которых гибнут люди.

Эти факторы являются лишь частью причин, почему большинство тюрем в Бразилии считаются бомбами с часовым механизмом, где заключённые выживают в нечеловеческих условиях, что может лишь усугублять личностные проблемы человека, не говоря уже о том, что в реабилитации это не помогает. Бразилия занимает четвёртое место в мире по количеству заключённых.

В Итауне главные ворота мужской тюрьмы открывает Дэвид Родригес де Оливейра — «выздоравливающий человек», как их называют в учреждениях системы «Apac». Это слово написано рядом с его именем на бейджике, где также указывается категория режима: закрытый, полуоткрытый или открытый. В отличие от традиционных тюрем, к заключённым в «Apac» обращаются по имени, а не по номеру.

скептик, sceptic, sceptic.online, новости, новини, Украина, Україна, політика, политика, влада, власть, Бразилия, тюрьма, Арас, реабилитация, преступление, наказание, преступление и наказание

«Я даже не думаю о побеге. Мой срок подходит к концу и я почти отбыл наказание за своё преступление. Они доверяют мне, и моя обязанность охранять дверь. Следующий шаг — условное освобождение. Я получу возможность выходить раз в неделю. У меня есть семья, о которой я думаю. Я не стану этим рисковать».

Ещё одной причиной, по которой заключённые придерживаются строгих правил в работе и учёбе, которые установлены в «Apac», является то, что попытка побега вернёт их в обычную тюрьму, жизнь в которой испытали на себе ранее все заключённые. Сейчас же никто из них не обязан оставаться в своей камере, если только он не болен или наказан за какой-нибудь проступок.

Ни одно различие между условиями содержания не остаётся незамеченным.

«Здесь мы едим металлическими ножами и вилками, а там нам дают пользоваться только пластиковыми приборами, будто мы не люди… Не только заключённые страдают в тюрьме, но и их семьи. Например, родственников, которые приходят навестить родного человека, обыскивают, заставляя даже снимать с себя всё до нижнего белья».

Двадцать и больше человек в небольшой тюремной камере, грязные матрасы и несъедобные продукты питания — на это регулярно жалуются в обычных тюрьмах. Тюрьмы системы «Арас», которые координируются и поддерживаются Итальянским фондом AVSI, имеют ограничение в 200 человек по количеству заключённых. Это сделано с той целью, чтобы учреждение не переполнялось.

Как говорит Да Силва, новоприбывшим всегда приходится привыкать не держать руки за спиной во время ходьбы и не смотреть в пол.

Система берёт своё начало в 1972 году, когда христианские активисты решили испытать более гуманную альтернативу обычным тюрьмам. На сегодняшний день по этой системе работает 49 тюрем. Они есть в Коста-Рике, Чили и Эквадоре.

Подобные учреждения нацелены на реабилитацию заключённых, которые каются в содеянном. Реабилитация таких заключённых является более дешёвой, у них более низкие показатели рецидивизма, и они помогают широкому обществу своей работой.

Ана Паула Пеллегрино, аналитик Института Игарапа в Рио-де-Жанейро, говорит:

«Совершив преступление, заключённые теряют связь с обществом. Тюрьмы системы «Арас» восстанавливают связь, помогая заключённым снова интегрироваться в социум. Например, некоторым заключённым разрешают выходить на улицу, что даёт им почувствовать ответственность и принадлежность к обществу».

Родриго Де Оливейро Пинто, 35-летний заключённый полуоткрытого режима, отвечает за кладовую. На рабочем месте у него всегда лежит сборник стихов. Он осуждён на 12 лет за убийство. После освобождения хочет работать в «Арас».

«Я потерял голову и создал себе проблем. Прибытие в эту тюрьму меня изменило. После освобождения я хочу вернуться, чтобы помочь другим».

скептик, sceptic, sceptic.online, новости, новини, Украина, Україна, політика, политика, влада, власть, Бразилия, тюрьма, Арас, реабилитация, преступление, наказание, преступление и наказание

В зданиях тюрем «Арас» на стенах пишут лозунг:

«Человек входит, а преступление остаётся снаружи».

Здесь содержатся даже осуждённые за самые отвратительные и ужасные преступления, но при этом внутри всё равно спокойно и безопасно.

В деревянной комнате обстановка более напряжённая.

«Это место для новоприбывших участников программы… Все они что-то разрушили своими руками. Теперь они должны создать этими же руками что-то хорошее. Когда их переведут в полуоткрытый режим — они будут работать снаружи — за этой дверью».

31-летний Ренато Диего Да Соуза в саду на заднем дворе наклеивает этикетки на бутылки для мыла, которые позже будут продаваться вне тюрьмы. Заключённые также пекут хлеб для местных школ и производят пластиковые автомобильные детали. Да Соуза говорит, что его проблемы начались с наркотиков, зависимость от которых и подтолкнула к вооружённому ограблению. Но после недавнего перехода в полуоткрытый режим, утверждает заключённый, он увидел свет в конце тоннеля.

Возможность перехода между режимами — эта тема интересует всех заключённых «Арас». В обычных тюрьмах десятки тысяч человек могут многие годы даже просто дожидаться суда.

Система «Арас» — эффективный способ соблюдения прав человека в Бразилии, говорит судья Пауло Антонио Де Карвалью.

«Я не сомневаюсь, что личные и основные права заключённых, которые гарантируются конституцией, будут соблюдены. Заключённый должен быть лишён свободы, но не основных прав человека».

В обычных тюрьмах приветствуют введение системы «Арас», потому что она позволяет соблюдать закон в судовой системе, которая несправедливо и жестоко обходится с более бедными слоями общества, которые, в основном, являются чернокожими, говорит Де Карвалью.

Демонстрируя столь значительные успехи, часто возникает вопрос: «почему тюрем с системой «Арас» так мало?», — но это связано с тем, что создание подобного учреждения требует значительного участия государства и политической воли.

Например, проблемы с финансированием, переполненностью и коррупцией помешали открыть подобную тюрьму в Рио.

30-летняя заключённая из женской тюрьмы «Арас» рассказала о своём опыте пребывания в обычной тюрьме:

«Я ничего не знала о преступной жизни… Меня бросили в камеру, где содержались 29 других женщин. Мы спали на матрасах на полу. Женщина рядом со мной обезглавила свою соседку и носила её голову с собой в сумке».

ИСТОЧНИК The Guardian

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и facebook в Facebook