2017 год превзошёл все ожидания аналитиков относительно динамики роста мировой экономики. Глобальный рост ВВП ускорялся быстрее прогнозов экспертов и ни один из крупных рисков так и не реализовался.

 

Во многом смену тренда обеспечила динамика в развитых странах — в США и государствах ЕС, а также неплохие результаты на ключевых развивающихся рынках Индии и Китая.

Китайский вопрос

В 2017 году значительное внимание в мировой экономике уделялось проблеме задолженности Китая. Эксперты МВФ предупредили, что в КНР рост кредитования опережает рост ВВП страны. Общий долг государства примерно в два с половиной раза превышает размеры национальной экономики и составляет более $28 трлн, поэтому в МВФ не исключают высокую вероятность финансовых проблем в государстве. Аналитики Deutsche Bank считают, что возможность наступления кризиса в КНР сейчас в два раза выше, чем в любой другой стране мира.

На волне борьбы с проблемой совокупного долга власти Китая сняли ограничения на доступ зарубежных инвесторов к своему финансовому рынку. Это беспрецедентный для руководства КНР шаг за последние годы.

Вместе с тем КНР всё ещё остаётся главным мировым производителем, а аналитики уже прогнозируют безоговорочное лидерство страны в мировой торговле к 2022 году. Эксперты крупнейшего инвестиционного банка КНР China International Capital Corporation (CICC) подсчитали, что в ближайшие пять лет страна станет крупнейшим импортёром в мире, заняв место США. Специалисты уверены, что такая ситуация положительно отразится на мировой экономике, которая со времён глобального финансового кризиса борется с недостаточным спросом.

Рост барелля

Одним из ключевых событий 2017 года для мировой экономики стало решение стран ОПЕК и государств, не входящих в картель, продлить соглашение по заморозке добычи нефти до конца 2018 года.

В конце 2016 года ОПЕК и 11 стран вне картеля договорились о сокращении добычи нефти на 1,8 млн баррелей в сутки для выравнивания спроса и предложения на мировом рынке сырья. В мае участники пакта единогласно выступили за продление заморозки производства углеводородов до конца марта 2018 года. В ноябре соглашение ОПЕК+ было продлено ещё на девять месяцев.

Заморозка добычи нефти спровоцировала выход сырьевых котировок на уровень двухлетних максимумов — выше $60 за баррель.

В целом аналитики отмечают, что ОПЕК продемонстрировали рынку своё умение достигать компромисса. Именно по этой причине эксперты не ожидают падения цен на нефть ниже уровня $50—55 за баррель в долгосрочной перспективе.

Федрезервные игры

Важную роль в мировой экономике 2017 года сыграли действия США. Денежно-кредитная политика Федерального резерва привлекала внимание инвесторов во всём мире. В течение года американский регулятор три раза повышал базовую процентную ставку: с 0,5—0,75% до 1,25—1,5% годовых. Рост сопровождался ослаблением доллара. С начала года его курс упал более чем на 8% по отношению к корзине из шести основных валют (евро, иена, фунт стерлингов, канадский доллар, шведская крона и швейцарский франк), что стало крупнейшим падением за десятилетие.

В течение девяти лет самые влиятельные центробанки вместе с ФРС держали ставки на рекордно низких уровнях. В мировой экономике появилось больше денег, поскольку их стоимость значительно снизилась, что помогло государствам и корпорациям восстановиться после кризиса 2008 года.

С повышением ставок время дешёвых денег закончилось, и это имеет огромное влияние не только на США, но и на мировую экономику, так как большинство займов в мире выдаётся в долларах.

В январе 2017 года в должность президента Соединённых Штатов вступил Дональд Трамп. Одним из его первых решений стал отказ от участия в Транстихоокеанском партнёрстве (ТТП). Торговый договор предполагает полную отмену таможенных пошлин на товары и услуги в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

В ходе предвыборной кампании Трамп обещал провести фискальную реформу. В окончательном варианте она предусматривает снижение налога на прибыль с 35 до 21%. Закон пока не принят, но его успешное продвижение уже оказывает влияние на мировые рынки. Если он будет утверждён – это станет первой крупной законодательной победой администрации президента.

Время быков

Приход к власти Дональда Трампа стал одним из факторов, поддержавших тренд американского фондового рынка. Наиболее заметно это было в начале 2017 года, когда каждое выступление президента сопровождалось ростом индексов.

С начала года индекс S&P 500 вырос более чем на 17%, промышленный индекс Dow Jones увеличился почти на 23%, высокотехнологичный Nasdaq Composite — на 28%. Все три индекса в 2017 году были на своих исторических максимумах.

Нынешний бычий рынок — один из самых длительных за всю историю. Он растёт уже восемь лет, чем вызывает опасения у аналитиков. Причинами для беспокойства служат сигналы рынка, одним из которых стал рекордный рост коэффициента Шиллера. Данный показатель разработан профессором Йельского университета и лауреатом Нобелевской премии по экономике Робертом Шиллером и используется для оценки индекса S&P 500.

С начала 2017 года коэффициент увеличился с 27,9 пункта до 32,7. Подобного значения индекс достигал перед началом Великой депрессии в 1929 году. Чрезмерно высокий уровень коэффициента говорит о том, что акции  значительно переоценены.

Незолотой год

На фоне глобального роста мировых фондовых рынков инвесторы начали терять интерес к вложениям в золото. По данным Всемирного совета по золоту (WGC), в третьем квартале 2017 года спрос на драгметалл опустился до минимального значения за восемь лет.

Золото принято считать защитным активом во времена рецессии. Аналитики отмечают, что даже геополитическая напряжённость между США и Северной Кореей, спровоцировавшая в сентябре рост цен на драгметалл, не убедила участников рынка в необходимости удерживать накопления в слитках.

Спрос на драгоценные металлы всегда тесно коррелировал со склонностью инвесторов к риску. Когда на рынке есть активы, позволяющие за короткие промежутки времени получить больший доход, нежели от инвестиций в золото, элементарный прагматизм оставит драгоценные металлы в стороне.

Впрочем, вместе с падением глобального спроса на золото, эксперты WGC отмечают всё больший интерес к драгметаллу в уходящем году со стороны мировых центробанков. Лидерами по объёму покупок слитков стали регуляторы России, Казахстана и Турции.

Криптовзрыв

Наиболее динамичным и интересным для мировых финансовых рынков в этом году стал сегмент криптовалют. Особенно это касается эйфории, связанной с биткоином. С начала 2017 года цифровая монета подорожала более чем в 20 раз. Так, 1 января 2017 года её цена была меньше $1 тыс., а на сегодняшний день уже составляет около $20 тыс. После достижения капитализации свыше $270 млрд биткоин вошёл в топ-5 крупнейших валют мира по рыночной стоимости.

Эксперты объясняют такой стремительный рост отсутствием регулировки на криптовалютном рынке, что привлекает большое количество спекулянтов. В свою очередь, рост цены за счёт спекуляций приводит на рынок и обычных инвесторов, которые тоже начинают вкладываться в криптоактивы.

Ряд аналитиков не исключает, что биткоин может быть пузырём. Вероятность обвала криптовалюты уже превышает 80%. Многие государства озабочены стремительным удорожанием монеты. Так, в начале сентября 2017 года Народный банк Китая официально запретил проведение ICO (публичное размещение криптовалют) и прекратил торговлю на местных криптовалютных биржах.

В то же время в апреле 2017 года Япония признала популярную криптовалюту официальным платёжным средством, а в декабре крупнейшая в мире товарная биржа CME Group запустила торговлю фьючерсами на биткоин. Долгосрочные контракты должны снизить волатильность курса и сделать ценообразование более предсказуемым.

Политические шоки

Мировые рынки остро реагируют на политические конфликты, которых в 2017 году было немало. В апреле США атаковали авиабазу правительственных войск Сирии Шайрат, что спровоцировало мгновенную реакцию мировых биржевых площадок. После сообщений о ракетном ударе стоимость долгосрочных нефтяных контрактов с поставками на июль взлетела в среднем на 2%. Промышленный индекс Dow Jones рухнул на 89 пунктов, в то время как высокотехнологичный Nasdaq потерял на торгах 23 позиции.

Одним из очагов конфликта на Ближнем Востоке в 2017 году стала курдская автономия на территории Ирака. Иракский Курдистан — один из самых богатых нефтью регионов мира, а курдистанская нефть составляет 60% добываемого в Ираке сырья.

В сентябре власти Курдской региональной администрации провели референдум о независимости региона, что привело к резкому росту нефтяных котировок. Менее чем за сутки цена марки Brent увеличилась более чем на $2 и достигла отметки свыше $59 за баррель, что стало годовым максимумом.

Начало октября ознаменовалось падением акций испанских банков. Власти Каталонии провели референдум о независимости, что мгновенно отразилось на фондовом рынке. Ключевой испанский фондовый индекс IBEX 35 упал на 1,83% — до 10,191 пункта. Внутриполитическая неопределённость в государстве обеспокоила инвесторов, что повлияло и на ослабление евро к мировым валютам.

За последний год было несколько рисков со стороны Северной Кореи, но инвесторы уже успели к ним привыкнуть и перестали остро реагировать. Политическая напряжённость между КНДР и США в начале августа подтолкнула американские фондовые индексы вниз. Индекс S&P 500 упал на 1,5%, Nasdaq Composite — на 2,1%. Однако, когда в конце ноября КНДР объявила об успешном испытании межконтинентальной баллистической ракеты, способной поразить цели на всей территории США, рынки практически проигнорировали это заявление.

Надежды

В 2018-м аналитики прогнозируют сохранение положительной динамики в мире. При этом во многом наступающий год будет переломным для глобального рынка, поскольку его развитие зависит от структурных реформ в ряде государств.

Неопределённость в отношении ситуаций на Ближнем Востоке и в Северной Корее сохранится как для мировой экономики, так и для рынков. Политика центральных банков также останется фактором, влияющим на экономику в следующем году.

По прогнозу МВФ, мировая экономика в 2018 году вырастет на 3,7%. При этом в развитых странах ожидается рост на 2%, а в развивающихся — 4,9%. Наилучшую динамику аналитики МВФ прогнозируют Камбодже, Эфиопии, Гане, Руанде, Танзании.

Среди азиатских стран позитивная экономическая динамика будет наблюдаться в Индии, Бутане, Вьетнаме, Индонезии и Китае. Максимальный рост — 31,2% — мировые кредиторы ожидают в Ливии. Он связан с восстановлением экономики после 53-процентного падения.

Подписывайтесь на наши каналы telegram в Тelegram и facebook в Facebook